Живопись и работа – две вещи вполне совместные

Опубликовано

«Да зачем мне рисовать? – на то художники есть! А у меня своя работа: хобби ей только повредит». Знакомый стереотип, не правда ли? «В Большом пусть поют, а я буду оперировать. Вот и хорошо – и никаких разрух». Незачем заниматься посторонними вещами, которые отвлекают от дела.

Между тем, очень многие знаменитости – профессионалы своего дела – прекрасно рисовали, что нисколько не мешало им, а иногда даже помогало. И речь идет не о художниках.

«Лучше бросить петь и заниматься рисованием»

Так, по легенде, сказал великий тенор Энрико Карузо, когда узнал, что за нарисованную им карикатуру просят 75 долларов (около 1500 долларов сейчас). Но своему знакомому издателю журнала «La Follia di new York» на предложение заплатить за шаржи он ответил: «Карикатуры я рисую ради собственного удовольствия и удовольствия других» – и продолжал дарить их. Никакой профессиональной подготовки у него не было, но карикатуры получались отменными.

Фотография композитора Руджеро Леонкавалло и карикатура Карузо
Чаще всего, конечно, Карузо рисовал своих коллег: здесь это композитор Руджеро Леонкавалло, автор «Паяцев»

 

Популярность карикатур Карузо была столь велика, что в 1908 г. сборник его шаржей вышел отдельным изданием (здесь можно посмотреть его в оцифрованном формате), где оказались все: от ушедшего на покой примо-тенора Метрополитен Яна де Решке до Шаляпина, от русского консула в Чикаго до кайзера Вильгельма II. Иногда Карузо запечатлевал сцены репетиций – тогда на шарже появлялось несколько десятков человек – или собрания с разгневанным директором «Метрополитен» Гатти-Казацца (к величайшему неудовольствию последнего: тот полагал, что совещания – не место для развлечений).

Карикатура Энрико Карузо «Первая репетиция оперы “Девушка с Запада” Пуччини»
Тощий господин в центре, который активно машет руками – Артуро Тосканини. Слева от него словно пританцовывает автор оперы – Джакомо Пуччини. Из-за двери хитро выглядывает директор театра Гатти-Казацца

 

Нельзя не признать: Карузо был отличным рисовальщиком. Помешало ли ему это стать первым тенором мира? Ничуть! Достаточно послушать любую его запись, чтобы с этим согласиться:

«Я любил рисовать, но, к сожалению, таланта настоящего к сему не получил»

Едва ли кто-то из знакомых мог назвать Федора Ивановича Шаляпина человеком скромным. Как многие гении, он был человеком широкой души и весьма темпераментным. И вдруг – такая скромная оценка своих способностей в рисовании.

Возможно, что он говорил не столько о таланте, сколько о художественном образовании: тогда все верно – никаких художественных училищ он не заканчивал. Однако стоит лишь посмотреть на его работы, чтобы убедиться: он был одарен не только как певец.

На фото – рисунок себя в образе «Дон-Кихота» Ф.И. Шаляпина
Для подготовки к гримированию Шаляпин регулярно делал зарисовки своих персонажей

 

В фильме 1933 г. он оказался очень похож на свой же рисунок. А себя Федор Иванович любил изобразить с долей иронии, как например, на рисунке после получения награды от немецкого кайзера.

Шарж Ф.И. Шаляпина на самого себя
«Это я после свидания с Императором Вильгельмом перед отъездом…» – Федор Шаляпин

 

Неужели увлечение гения рисованием (и не только – он, вдобавок, прекрасно ваял) помешало ему заниматься пением? Нисколько – и даже несовершенные записи начала века тому подтверждение.

Исключения? Или правило?

Конечно, можно было бы сказать, что все это единичные случаи. Но стоит вспомнить рисунки Пушкина, прекрасные акварели Лермонтова, картины Черчилля, чтобы сказать – творчество ничуть не мешает работе. Помогает ли оно? – вопрос дискуссионный, но только ли целесообразностью стоит руководствоваться? Оно часто дарит радость, а это уже очень много.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
avatar
wpDiscuz